Информационная парадигма американских спецслужб после 11 сентября 2001 года

«Неудачи следует рассматривать как необходимость дальнейшего приложения усилий и сгущения воли»

А.И.Солженицын, "В круге первом"

 


История создания разведывательного сообщества США

Контроль за деятельностью спецслужб

Финансирование спецслужб до 11 сентября

Деятельность спецслужб накануне 11 сентября

Реорганизация разведывательного сообщества

Информация - продукт аналитической деятельности

Обмен информацией

Высокие технологии и их безопасность

На конкурсной основе

Вместо заключения
 
 


Трагедия 11 сентября 2001 года, унесшая тысячи человеческих жизней в самой процветающей и благополучной стране мира, развенчала один из главных мифов 20-го столетия - миф о неуязвимости ядерной сверхдержавы. Сегодня, спустя три года после драматических событий, изменивших наши представления о степени безопасности современного общества, многие спрашивают себя: можно ли было предотвратить катастрофу в небе над Нью-Йорком, Вашингтоном и Питсбургом, избежать невосполнимых человеческих утрат и разрушительных потерь?

Для того чтобы ответить на этот, казалось бы, простой и ясный вопрос, обратимся к урокам американской трагедии 9/11, важнейшим из которых является низкая эффективность и слаженность работы спецслужб по предотвращению терактов – весьма поучительный урок, который должен стать предметом всестороннего исследования для историков, политологов и аналитиков на многие годы не только в США, но и во всех странах мирового сообщества, вставших на борьбу с величайшим злом нашего времени – терроризмом. Действия американских спецслужб, потерпевших один из величайших провалов за всю свою историю, не смотря на привкус горечи поражений и неудач, представляют интерес и для самого широкого круга читателей, с точки зрения новых перспективных направлений развития и использования информационных технологий в США. Как мы увидим в дальнейшем, высокие технологии сыграли злую шутку с теми, кто полагался по старинке на опыт и интуицию, пренебрегая базами данных и их корреляциями. Но в начале обратимся к истории самого вопроса: как, когда и для чего создавались американские спецслужбы.
История создания разведывательного сообщества США

Хотя первые упоминая в официальных документах США об использовании агентов для сбора разведывательной информации относятся ко времени периода Войны за независимость (1775 г.), подлинный рассвет американских спецслужб приходится на вторую половину 20-го столетия - эпоху "холодной войны". Национальная разведка, как центральный информационно-аналитический орган в государственной системе принятия стратегических военно-политических решений, в США до начала Второй мировой войны фактически не существовала, не считая разрозненных и малочисленных специальных отделов ("черных кабинетов") Армии, ВМС и Государственного департамента, оказавшихся не готовых к нападению японцев на Перл-Харбор в декабре 1941 года. Поэтому уже в июне 1942 года в США было создано так называемое Управление стратегических служб - первый в истории США национальный орган разведки, объединивший вместе военную и политическую разведки. После капитуляции Японии в конце 1945 года УСС было вновь расформировано, а его кадры переданы военным и дипломатам. Однако уже в июле 1947 года, после принятия Закона о национальной безопасности, создается Центральное разведывательное управление (ЦРУ), взявшее на себя функции по сбору и анализу всей информации о внешних угрозах, а также выработке рекомендаций в интересах вновь сформированного Совета национальной безопасности при президенте США. Одновременно был учрежден пост директора Центральной разведки, функции которого были возложены на директора ЦРУ.

Попытки структурной реорганизации американской разведки в интересах повышения ее эффективности неоднократно предпринимались в ходе пребывания у власти практически всех администраций, начиная с 1947 г., когда позднее в 1955 г. и появилось на свет само понятие - "разведывательное сообщество" (intelligence community). В первоначальном варианте в состав сообщества вошли: ЦРУ, службы разведки видов вооруженных сил (ВВС, ВМС и Армии), Госдепартамента, Министерства финансов и ФБР.

В 1952 году было сформировано Агентство национальной безопасности (АНБ), на которое были возложены функции радиоэлектронной разведки, шифровальной и дешифровальной служб. В ходе Карибского кризиса 1962 года были созданы Разведывательное управление министерства обороны (РУМО) и Национальная космическая разведка НКР (National Reconnaissance Office), финансируемые Пентагоном и ЦРУ. Специальными указами президента №11905 (1976 г.) и №12333 (1981 г.) структура разведывательного сообщества (РС) была вновь пересмотрена, а в ее состав вошли Министерство энергетики и Национальное агентство картографии и изображений НАКИ (National Imagery and Mapping agency - NIMA). Однако, юридическую силу понятие РС обрело только в 1992 году, по окончании войны в Персидском заливе, где национальная разведка впервые наглядно и убедительно показала не только свои возросшие возможности, но и способность координировать совместные операции спецслужб.

После событий 11 сентября 2001 г. состав и структура РС были вновь расширены, с учетом новых угроз национальной и внутренней безопасности США. Не случайно первый раздел "Закона о патриотизме" (USA Patriot Act) в его изначальной редакции посвящен полностью вопросам сбора разведывательной информации. В настоящее время в состав РС входят 14 самостоятельных спецслужб и подразделений федеральных министерств и ведомств США, "обеспечивающих президента и Совет национальной безопасности информацией для принятия решений в области внешней, военной и экономической политики": ЦРУ, АНБ, НКР, НАКИ, РУМО, разведки видов ВС (ВВС, ВМС, морской пехоты, Армии), ФБР, Секретная служба Минфина, Бюро разведки Госдепартамента, Отдел исследований и разработок Минэнерго, Береговая охрана Минтранса.
Контроль за деятельностью спецслужб

Деятельность разведки находится в сфере постоянного и пристального внимания законодательной и исполнительной ветвей власти США. Для изучения эффективности и легитимности функционирования, а так же контроля финансирования РС в период с 1947 г. по 2003 г. в Конгрессе США было создано: два постоянных комитета по разведке (в Палате представителей - 1975 г., в Сенате - 1976 г.), 15 специальных комиссий (Гувера - 1949 и 1955 гг., Тэйлора - 1961 г., Уоррена - 1965, Рокфеллера, Черча - 1975, Мерфи - 1975 г., Эспина-Брауна - 1995-1996 гг., Рамсфельда - 1999 г, Бремера - 2000 г., Харта-Рудмана, Гилмора, Дейтча - 2001 г., Вебстера, Скоукрофта - 2002 г.) и несколько рабочих групп (Даллеса-Джексона-Корреа - в 1949 г., Кларка - 1955 г., и др.).

Неоднократно предпринимавшиеся попытки объединить комитеты по разведке Сената и Палаты представителей Конгресса США не нашли понимания в среде законодателей именно потому, что постоянный противовес в лице двух палат одновременно является определенной гарантией от лоббирования и монополизма. Вопросы, затрагивающие политику в области разведки, постоянно выносятся на обсуждение в СНБ при президенте США. В 1957 г. был сформирован Консультативный совет по разведке при президенте США (The President's Foreign Intelligence Advisory Board).

В новых геополитических условиях, когда основные угрозы национальной безопасности США оказались сосредоточенными в сфере борьбы с международным терроризмом, распространением ракетного оружия и оружия массового поражения (ядерного, химического, бактериологического), наркобизнесом, экономическими преступлениями, контролем за экспортом стратегических материалов и технологий, соблюдением международных соглашений изменились соответственно и требования не только к информации, получаемой из разведывательных источников, но и к технологической цепочке ее прохождения в бюрократическом лабиринте государственных институтов власти. Почему?
Финансирование спецслужб до 11 сентября

Еще в декабре 1998 года после взрывов посольств США в Дар-эс-Саламе (Танзании) и Найроби (Кении) директор ЦРУ заявил, что "мы находимся в состоянии войны", а в феврале 2001 года международный терроризм был объявлен "главной угрозой национальной безопасности США". Накануне трагедии спецслужбы заявляли о своей готовности дать отпор врагу. По словам бывшего советника президента Клинтона по вопросам национальной безопасности "в период с 1996 по 2000 гг. ежегодные бюджетные ассигнования, выделенные Конгрессом на борьбу с терроризмом, увеличились с $5 до $11 млрд". При этом ЦРУ закрыло 2001 ф.г., имея на своем счету несколько неизрасходованных миллионов долларов, которые выделялись для борьбы с терроризмом. Но уже в ходе работы совместной комиссии Сената и Палаты представителей Конгресса США, изучавшей деятельность американских спецслужб накануне 11 сентября, выяснилось, что "денег не хватило", а сами спецслужбы "были перегружены информацией и работой". Интересно и то, что в ходе этих слушаний директор ЦРУ откровенно признался законодателям в том, что он "не чувствует себя в роли руководителя сообщества", но при этом поддержал инициативу Пентагона учредить пост помощника министра обороны по разведке. Где же логика?

Такое двойственное поведение директора ЦРУ, с одной стороны, снимавшего с себя ответственность за провал, а с другой - перекладывавшего ее на плечи своих коллег в будущем, во многом объясняется механизмом распределения бюджетных ассигнований (см. рис.1) на разведку (свыше 30 млрд до 11 сентября), в котором предусмотрены три главных программы: национальной внешней (зарубежной) разведки (National Foreign Intelligence Program - NFIP), объединенной военной разведки (Joint Military Intelligence Program - JMIP) и тактической разведки (Tactical Intelligence and Related Accounts - TIARA).

Рис.1 Динамика бюджетных ассигнований в США на разведку

Исторически сложилось так, что ЦРУ, начиная с 1947 года, полновластно распоряжалось и распределяло деньги первой программы - NFIP, связанной в основном с зарубежной агентурной, радиоэлектронной и аэрокосмической разведкой, в то время как Пентагон распоряжался двумя остальными программами (JMIP, TIARA), проводя собственную политику развития технических средств разведки в военных целях. Но, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Поэтому директор Центральной разведки - глава РС и ЦРУ одновременно, фактически таковым никогда не являлся.

Напротив, одним из следствий молниеносной и победоносной войны США и их союзников в Персидском заливе в 1991 г. стало усиление роли военной разведки, как своеобразного ядра и столпа всей системы национальной безопасности, предрешившей фактически исход информационной войны 21-го века. Иными словами, в 90-х годах Пентагон был главным идеологом не только развития информационных и телекоммуникационных технологий в США, но и технических (фото, радиоэлектронных, оптикоэлектронных, радиотехнических, инструментальных и др.) средств разведки, поскольку военное ведомство имело в своем подчинении пять (одну центральную - РУМО и четыре видовые - ВВС, Армия, ВМС и Морпех) разведок, а, кроме того, координировало национальную космическую (NRO), картографическую и геодезическую (NIMA) и радиоэлектронную (АНБ) разведки (см.рис.2).

Рис.2 Распределение информационных и телекоммуникационных систем, используемых для обработки разведывательной информации в США

Тем самым, владея 85% контрольного пакета акций в разведывательном сообществе, американские военные сформировали свое представление о стратегических задачах национальной разведки, оставляя борьбе с терроризмом весьма символическое место в своих программах.

Рис.3 Динамика изменения численности штата сотрудников основных органов национальной разведки США

При этом кадровый отток (см. рис.3) наряду с обширным финансированием двух программ в области военной (объединенной и тактической) разведки сопровождался небывалым усилением позиций Пентагона в обработке и распределении всей добываемой информации, не смотря на то, что приоритеты формально определялись директором ЦРУ в рамках программы национальной внешней (зарубежной) разведки (см. рис.4).

Рис.4 Распределение информационных систем по функциональным областям и программам финансирования национальной разведки США

Увы, раздутые штаты сотрудников, многочисленные (наземные, морские, воздушные и космические) системы сбора, анализа и распределения разведывательной информации (DODIIS, DISN, DDN, SIPRNET, JWICS, MDITDS, TADIL, TROJAN, AMHS, ASAS, JSTARS, OSIS, CONSTANT WATCH и др.) и колоссальные объемы бюджетного финансирования военной разведки оказались бессильными перед лицом коварного врага. Между тем Пентагон имел уникальный шанс обезвредить руководство "Аль-Каиды" еще в августе 1998 года - в ходе ударов крылатыми ракетами с кораблей ВМС США по базам боевиков в Афганистане.

Деятельность спецслужб накануне 11 сентября

Так стоит ли удивляться тому, что накануне 11 сентября ЦРУ, АНБ и ФБР, имея фактически в своих руках неопровержимые факты, свидетельствующие о подготовке террористических актов на территории США, идя по следам боевиков "Аль-Каиды" и фиксируя их более чем странные поступки (подготовка на базах в Афганистане, секретное совещание в Малайзии, пребывание в США по просроченным визам, запись на курсы пилотов гражданской авиации, изучение на тренажере маневров поворота и сближения авиалайнера в воздухе без его посадки, поспешное убытие с курсов раньше срока, прекращение контактов с родственниками, трансконтинентальные перелеты через США в качестве пассажиров первого класса и др.) , по привычке накапливали в своих оперативных досье рутинную информацию в прок, не проверяя ее у своих собратьев по борьбе на невидимом фронте, в том числе и в военной разведке Пентагона.

Более того, руководство ФБР не придало значения рапорту в июле 2001 года одного из своих специальных агентов о надвигающейся катастрофе, посчитав его оценки и выводы о "возможности использования гражданских авиалайнеров в качестве оружия для совершения террористических актов" чрезмерно преувеличенными и паническими, а ЦРУ и того пуще - не предоставило Госдепартаменту и Иммиграционной службе списки подозреваемых для их ввода в базы данных (VISA/VIPER, TIPOFF, TECS), в которых проверяются сведения при оформлении въездных виз. Перехваты телефонных разговоров боевиков "Аль-Каиды", сделанные АНБ в период с 8 по 10 сентября 2001 года, так же остались не востребованными в ФБР: их просто некому было переводить с арабского на английский язык. Не говоря уже о том, что трое из будущих камикадзе были задержаны полицией за нарушение правил дорожного движения накануне терактов, но отпущены за отсутствием оснований для ареста: основания находились в файлах ФБР, ЦРУ и АНБ. И это при наличии специальной закрытой компьютерной сети для обмена информацией внутри РС - Интелинк, действующей с 1994 года!

Хотя в этой секретной сети также используется традиционный протокол TCP/IP, непосредственный доступ к секретной информации осуществляется через специальный протокол HTTPS при наличии специального броузера с набором криптографических алгоритмов, поставляемого только для зарегистрированных пользователей Интелинк. Сеть Интелинк, в которой в 1998 г. было зарегистрировано около 200 серверов (включая спецслужбы Австралии, Канады и Великобритании), имеет четыре уровня доступа к разведывательной информации по степени секретности: первый уровень представляет особо важная информация для принятия политических решений, которую готовит и распределяет только ЦРУ через специальную сеть Полисинет для президента и Совета безопасности; второй - информация, имеющая гриф совершенно секретно, к которой имеют доступ около 50 тыс. пользователей, среди которых в свое время была и Моника Левински, когда она работала в Пентагоне; третий - секретная информация, связанная с планированием военных операций, к которой имеют доступ 265 тыс. пользователей сети Сипрнет - коммуникационной основы Глрбальной системы управления ВС США (GCCS); четвертый - несекретная информация из открытых источников (печать, Интернет, телевидение, радио), которая составляет свыше 95% всей добываемой разведкой информации.

Но американцы умеют учиться не только на чужих, но и на своих ошибках: так было после Перл-Харбора в 1941 году и Карибского кризиса в 1962 году, и так будет после Нью-Йорка и Вашингтона в 2001 году. Исполнительная и законодательная власть в лице президента, администрации и Конгресса сделали выводы и извлекли уроки на будущее. Руководители и сотрудники спецслужб (ЦРУ - Джон Дейч, Джордж Теннет, ФБР - Луис Фри, АНБ - Майкл Хайден, Кеннет Миниган, Барбара Макнамара и др.) в ходе расследований в Конгрессе выступили перед законодателями с анализом предпринятых действий и предложениями по реформе разведки. Характерно, что 45% опрошенных в качестве свидетелей из 300 действующих и уволенных сотрудников спецслужб представляли на слушаниях ФБР, 37% - ЦРУ, 12% - АНБ и только 5% - РУМО. При этом, следуя незыблемым канонам корпоративной этики спецслужб ("знаешь - молчи, сказал - не пиши, написал - откажись"), все свидетели как один, не смотря на вопиющие факты, утверждали, что трагедии нельзя было избежать. Видимо поэтому, из более 800 страниц материалов расследований свыше 40 остаются до сих пор засекреченными. А учитывая печальный опыт аналогичных расследований обстоятельств убийства президента Д.Кеннеди, можно утверждать, что полной правды о событиях 11 сентября американцы никогда не узнают.

И вот вам самый свежий пример. Проходившие в апреле 2004 года открытые слушания в Конгрессе США о действиях спецслужб накануне 11 сентября 2001 года преследовали своей целью с одной стороны вывести президента Джорджа Буша из под удара в предверии выборов в ноябре 2004 года (войну в Ираке президент начал по информации спецслужб, которые явно перестарались после 11 сентября), а сдругой - получить дополнительные ассигнования на разведку (40 млрд. недостаточно). Ничего нового американцы не узнали из уст Кондолизы Райс, Дика Чейни, Джорджа Теннета, Луиса Фри и самого Джорджа Буша, не считая августовского меморандума ЦРУ о возможности удара по США со стороны Аль-Каиды, который президент проигнорировал. Директор ЦРУ Дордж Теннет даже проговорился о том, что Буш не хотел с ним говорить на эту тему, находясь в отпуске на своем ранчо в Техассе.



Тем не менее, расследование событий 11 сентября показало, что обе ветви власти фактически едины в своих оценках и взглядах на необходимость проведения в кратчайшие сроки кардинальной реформы всей системы национальной разведки, направленной на консолидацию РС, прежде всего, в интересах внутренней безопасности. Каковы же взгляды американцев на будущее своей разведки, которую они не без оснований считают "основой информационного превосходства США в 21-ом веке"?
Реорганизация разведывательного сообщества

Прежде всего, эти взгляды касаются реформирования структуры и реорганизации РС США. Предполагается выделить аналитические функции и вывести соответствующие подразделения из так называемых оперативных органов разведки, занимающихся их добыванием. При этом директор Центральной разведки должен стать полновластным директором Национальной разведки и выйти из состава ЦРУ. Легко сказать - трудно сделать. Такие попытки уже предпринимались не один раз в послевоенной истории США: в 1947, 1961, 1973, 1978 и 1980 гг. законодатели вносили несколько проектов законов об учреждении специального надзорного и координирующего органа над РС в правительстве.

Видимо поэтому президент Джордж Буш, не дожидаясь одобрения Конгресса, принял на свой страх и риск решение о создании Национального объединенного антитеррористического центра из представителей Пентагона, ЦРУ и ФБР (Terrorist Threat Integration Center - TTIC), призванного собирать, анализировать и распределять всю информацию об угрозах терроризма в интересах МВБ (см. рис.5). 1 мая 2003 года 60 сотрудников, составляющих ядро нового центра, заняли свои рабочие места в штаб-квартире ЦРУ Лэнгли, где с 1986 года действует специальное подразделение по борьбе с терроризмом, а в дальнейшем их численность будет увеличена до 300.

Рис.5 Структура анализа и обмена разведывательной информацией в интересах внутренней безопасности США

Как полагают эксперты, этот центр (TTIC) может стать прообразом новой, уже 15-ой по счету спецслужбы США - внутренней разведки (domestic intelligence), против создания которой выступают многие конгрессмены, не смотря на рекомендации специальной сенатской комиссии Гилмора и решение Верховного суда об использовании ЦРУ для тайных операций против террористов. Тем самым администрация уже внесла серьезные коррективы в свои планы по созданию нового Министерства внутренней безопасности (Homeland Security Department), которому и поручалось собирать, анализировать и распределять всю информацию об угрозах совершения террористических актов в США.
Информация - продукт аналитической деятельности

Другим, не менее важным шагом на пути к реформированию разведки, должно стать внедрение в практику спецслужб принципиально новой парадигмы распределения информации как внутри РС, так и вне его. Старая классическая парадигма информационного метаболизма основывалась на монопольном владении источниками информации, стимулировала конкуренцию и разобщенность спецслужб, что, в конечном итоге, и привело к событиям 11 сентября: ЦРУ, АНБ и ФБР действовали по принципу - "знаю, но соседу не скажу".

Более того, даже та информация, которой располагало ФБР от своих агентов, не доходила до аналитических подразделений, комплектовавшихся по остаточному принципу в виде своеобразных "отстойников" для оперативных сотрудников, находящихся в резерве: американская контрразведка еще со времен ее основателя Эдгара Гувера занималась прежде всего поиском улик и свидетелей, розыском подозреваемых, слежкой и захватом с поличным, а не кропотливым, тщательным и углубленным стратегическим анализом информации и прогнозированием развития ситуации в сфере борьбы с организованной преступностью и терроризмом. Пренебрежительное отношение оперативников к работе аналитиков ("прорвемся - скажут опера"), использование "на побегушках" высококвалифицированных специалистов для выполнения вспомогательных функций (опрос свидетелей, осмотр места происшествия, и т.п.) при проведении расследований, отсутствие перспектив роста у молодых специалистов привели к потери значительной части кадров (50 человек), которых ФБР в середине 90-х годов пыталось привлечь в свои ряды. А ведь спецслужбам необходимы не только зоркие глаза и чуткие уши, но и острый ум.

Как полагают умудренные богатым опытом эксперты американских спецслужб, работе разведчиков-аналитиков и контрразведчиков-сыщиков изначально присущ профессиональный антагонизм, связанный с различием в подходе к решению служебных задач и обусловленным этим обстоятельством менталитетом: бытие определяет сознание. Аналитики склонны моделировать ситуацию (составлять мозаику), стараясь не только определить облик и характер потенциальных угроз, но и прогнозировать их динамику, в то время как сыщики тяготеют буквально на ощупь распутывать сложнейший клубок улик и разрозненных фактов в поисках преступника, заранее готовя доказательную базу для суда. Иными словами, работа ФБР, как правоохранительной струкутуры, строится на конкретных уголовных делах в рамках законодательства, а все лишнее отметается в сторону. Напротив, ЦРУ в своей деятельности постоянно вынужденно нарушать законы других государств, собирая информацию через агентуру и технические средства, постоянно расширяя информационное пространство для будущих операций.

Весьма показательной в этой связи и совершенно в ином свете предстает перед нами история с разоблачением "крота" - высокопоставленного офицера ФБР Роберта Хансена, отбывающего ныне пожизненное заключение по приговору Верховного суда за шпионаж. Новое руководство ФБР в недавно опубликованном официальном пресс-релизе представило Хансена сосредоточием всех человеческих пороков, пытаясь развенчать ореол супершпиона 21-го века, виртуозно работавшего под носом своих начальников на КГБ и ГРУ в течение многих лет именно благодаря своей необычайной одаренности в области знания информационных технологий и владению аналитическими методами. Достаточно сказать, что ФБР до сих пор использует классификатор информации, разработанный Хансеном для автоматизированного учета досье в специализированной базе данных (Automatic Case System), которой оперативники зачастую пренебрегали в своей работе. Тем самым ФБР фактически признало, что арест Хансена в феврале 2000 года стал закономерным итогом ведомственной кадровой политики и символическим прологом к будущей трагедии.



Между тем расследование терактов 11 сентября показало, что ФБР в конце августа 2001 г. упустило реальную возможность не только своевременно раскрыть заговор, но и упредить дальнейший ход развития событий: достаточно было сопоставить телеграмму агента из Феникса об обучении лиц, связанных с "радикальными исламскими организациями", технике пилотирования гражданских авилайнеров в шт. Аризона с арестом курсанта авиационной школы в Миннеаполисе (потенциального камикадзе), разослать предупреждения о возможности захвата самолетов во все авиакомпании и обязать их руководство принять элементарные меры безопасности - поставить бронированные двери с внутренним замком в кабине пилотов. И никакого 11 сентября вообще бы не было! А вот теперь, спустя почти два года, в американских самолетах изъяли из комплекта для питания пассажиров пластмассовые ножи и вилки. О чем же раньше думали крупнейшие авиаперевозчики США из "American Airlines" и "United Airlines"?
Обмен информацией

Новая парадигма обмена информацией рассматривает последнюю не как простую совокупность сведений, а как интеллектуальный продукт, которым должен владеть и распоряжаться аналитический, а не добывающий орган. При этом основная проблема для разведчиков и контрразведчиков заключается не в том, как собрать, а как обезличить сведения, полученные оперативным путем, зашифровать агентурные и скрыть технические источники информации, получить на их основе новые, скрытые знания об угрозах, но при этом сделать информацию доступной тем, кто в ней остро нуждается для своевременного принятия обоснованного решения. Парадокс заключается в том, что чем секретнее сведения, добываемые разведкой, тем более они бесполезны для национальной безопасности в силу ограничения круга лиц допущенных к ним.

История знает примеры, когда политики жертвовали жизнями людей во имя сохранения в тайне своих источников информации, как это было в Англии во время Второй мировой войны, когда премьер-министр У.Черчиль, достоверно зная из перехваченных и расшифрованных немецких радиограмм о готовящемся налете на Ковентри, умышленно не отдал приказ на подъем истребительной авиации в воздух и обрек целый город на уничтожение. Уже после войны, при странных и загадочных обстоятельствах в рассвете творческих сил уйдет из жизни Алан Тьюринг - английский математик, разработавший теорию дискретных автоматов и электромеханический компьютер для раскрытия сложнейшего немецкого шифра "Энигма". Такова была цена уникальной технологии криптографического анализа, которая держалась английскими спецслужбами в глубочайшем секрете до середины 70-х годов, когда был опубликован первый промышленный стандарт компьютерного шифра DES.

До сих пор основное препятствие в обмене разведывательной информацией заключалось в действующем американском законодательстве о национальной безопасности, препятствующим раскрытию источников и методов сбора разведывательной информации. Между тем, еще в 1995 году назначенная совместно президентом Билом Клинтоном и Конгрессом США Комиссия по определению задач и возможностей разведывательного сообщества (The Commission on the Roles and Capabilities of the United States Intelligence Community) рекомендовала в одном из разделов своего отчета, посвященного вопросу совершенствования анализа разведывательной информации (Improving Intelligence Analysis) "преобразовать Национальный совет по разведке (National Intelligence Council) в Национальный центр оценок (National Assessment Center) при директоре Центральной разведки, но вне структуры ЦРУ, с широким спектром доступа к информации и экспертам".

От того, в какой степени сумеет администрация Джорджа Буша решить эту, уже ставшую анахронизмом, проблему в упорной борьбе с корпоративными интересами многочисленных спецслужб, сдерживаемых согласно отчету №107-63 Специального комитета Сената США по разведке (Select Committee on Intelligence) "традициями, бюрократией, ресурсами, учебным процессом, а в некоторых случаях и законами", будут зависеть жизни миллионов американцев, их благосостояние и безопасность страны в целом. По оценке Национальной комиссии по терроризму (Комиссии Бреммера) "правоохранительное сообщество не только не использует в полной мере постоянно растущий объем информации, которую оно собирает в расследованиях террористических актов, но и не распределяет эффективно информацию в интересах анализа и принятия решений политиками".

Если американцы сумеют решить эту проблему, то они не только совершат подлинную революцию в разведке, но обретут превосходство в принятии решений, затрагивающих их военно-политические, экономические, научно-технические и социальные интересы, и получат неограниченную власть над всем миром. Стоит напомнить, что в середине 40-х годов в СССР действовал так называемый Комитет информации при Совете Министров, успешно координировавший работу политической (МИД), научно-технической (МГБ) и военной (ГРУ) разведок по добыванию информации об американском атомном проекте "Манхэтэн", – руководящий орган национальной разведки, который американцы сегодня так активно и настойчиво пытаются создать. Экономична мудрость бытия – все новое в нем шьется из старья.
Высокие технологии и их безопасность

Для того, чтобы новая парадигма обмена информацией стала реальностью и эффективно работала в интересах национальной и внутренней безопасности США, предполагается существенно повысить уровень, безопасность и расширить область использования современных информационных технологий внутри РС, в особенности в ФБР - самой отсталой в этом отношении спецслужбе США. Известно, что бывший директор ФБР Луис Фри не имел даже на своем рабочем столе персонального компьютера, опасаясь, по-видимому, повторить "подвиг" своего коллеги - бывшего директора ЦРУ Джона Дейча, который работал с секретной информацией у себя дома, подключая портативный компьютер через модем и незащищенную телефонную линию связи к базам данных ЦРУ, в то время как многие оперативные офицеры ФБР отправляли секретные сообщения, полученные от агентов, по обычной электронной почте через Интернет.

Основной урок, который извлекли для себя американские спецслужбы после 11 сентября, заключается в том, что гигантские массивы информации - таинственные и поражающие воображение терабайты (1012 байт), собранные агентурными и техническими методами разведки, нуждаются не только в очень тщательной и скрупулезной обработке, но и в своевременном обмене (information sharing) со своими коллегами по разведывательному сообществу в интересах предотвращения террористических актов. Недаром говорится - дорога ложка к обеду.

По данным специалистов американского Университета в Беркли (шт.Калифорния) постоянно нарастающий объем информации, ежегодно вновь производимой в мире, уже достиг отметки в 2 экзобайта (1018 байт), из которых только 0.03% составляют материалы на бумажном носителе. Только на жестких дисках персональных компьютеров каждый год записывается 766 петабайт (1015 байт) данных, на ведомственных магнитных носителях - от 161 до 460, а на корпоративных - от 109 до 167 петабайт соответственно. Стремительно расширяющаяся паутина Интернет ежегодно удваивает объем доступной во всем мире информации, который еще три года назад составлял свыше 21 терабайт статических HTML страниц. Гигантский поток электронной почты, ежегодно передаваемой в Интернет, уже превысил 610 млрд посланий и сообщений.

Не удивительно, что американские спецслужбы буквально захлебываются в этом океане информации, пытаясь не только все своевременно перехватить, но и переварить, отфильтровать, рассортировать, а главное понять смысл добытой информации. Наличие большого количества подводных волоконно-оптических магистральных линий связи, используемых в Интернет для передачи информации, широкодоступные криптографические программы, обладающие повышенной стойкостью, семантическое многообразие языков и их диалектов вынуждают специалистов накапливать в архивах необработанные массивы данных в надеже на появление новых мощных суперкомпьютеров и эффективных методов анализа перехваченной информации в будущем: только в АНБ, начиная с 2000 года, параллельно осуществляются два крупных многомилиардных проекта в области автоматизации радиоэлектронной разведки на основе современных информационных технологий - Groundbreaker и Trailblazer.

Между тем, как показал проведенный в 2003 году опрос среди глав министерств, губернаторов штатов и мэров крупных городов США, только 44% считают обмен информацией в области борьбы с терроризмом эффективным, при этом 38% министерств и штатов считают, что главная проблема заключается в отсутствии интегрированных баз данных. Власти 77% штатов и 92% - крупных городов не участвуют в выработке единой политики в области обмена информацией.

В рамках проекта "Трилоджи" (Trilogy) предполагается к июню 2004 года развернуть закрытую территориально-распределенную мультимедийную информационную систему "ведения виртуальных дел" (Virtual Case Management system), которая свяжет с помощью протокола TCP/IP на скорости до 1.5 Мбит/с 22 тысяч персональных компьютеров сотрудников ФБР, объединенных в 700 локальных сетей по всей стране. Новая система будет иметь общий портал, с помощью которого можно будет осуществлять поиск информации в 31 базе данных.

На проведение работ Конгресс выделил свыше $450 млн. Примечательно, что свой первый контракт на сумму $140 млн ФБР разместило в Lockheed Martin Information Technology Inc., по условиям которого в течение 5 лет ведущая американская корпорация в области создания информационных технологий военного назначения будет разрабатывать и внедрять корпоративную архитектуру безопасности сетей в территориальных подразделениях ФБР по борьбе с организованной преступностью: как видно, история с Хансеном пошла на пользу. В интересах обмена информацией в правоохранительной сфере организован постоянный круглосуточный доступ 650 тысяч сотрудников Министерства юстиции к базе данных Национального центра криминалистической информации при ФБР (National Crime Information Center - NCIC), в которой представлены сведения не только о гражданах США, совершивших преступления, но и о 300 тысячах депортированных из страны иностранных граждан, а также сведения о подозреваемых в международном терроризме и получивших отказ Государственного департамента на въезд в страну (TIPOFF).

Кроме того, в ФБР будет создан специальный список лиц подозреваемых в терроризме, сведения о которых должны предоставить все организации входящие в РС, а также правоохранительные структуры иностранных государств по линии Интерпола. После 11 сентября ФБР радикально усовершенствовало процедуру идентификации личности, сократив ее до 2 часов, используя для этого информационную систему IAFIS c базой данных, в которой содержаться электронные образы 32 млн отпечатков пальцев. Всю информацию, собранную в этих и других база данных предполагается обрабатывать с помощью методов многомерного анализа (добычи) данных для оценки степени риска и характерных сценариев совершения террористических актов теми или иными лицами, подозреваемыми в противоправной деятельности.

Создание соответствующей "виртуальной аналитической среды", которая соединит в одно целое тех, кто собирает, распределяет, анализирует и потребляет информацию, сегодня является стержнем всей инвестиционной и технической политики в области использования ИТ в рамках РС США. При этом объединение ведомственных баз данных и использование математических методов многомерного анализа данных должно стать основой для внедрения ИТ в разведку. Одной из таких крупномасштабных и амбициозных программ в области разработки новых технологий в интересах внутренней безопасности США является исследовательский проект ДАРПА "Знание угроз терроризма" (TIA - Terrorism Information Awareness), стоимость которого на период 2003 - 2008 гг. оценивается в $1 млрд.
На конкурсной основе

Прямым подтверждением начала проведения кардинальной реформы в разведке может служить и тот факт, что под патронажем директора ЦРУ в рамках РС США впервые за всю его историю объявлен открытый конкурс на проведение научных исследований по программе очной докторантуры в течение трех лет по 22 важнейшим направлениям (методы и алгоритмы анализа информации, приобретение новых знаний, идентификация личности, биометрические системы, системы связи, источники питания, квантовая механика, химия, материаловедение и др.). Лицам, выигравшим конкурс правительство гарантирует оплату исследований в размере $100 тыс в год, в результатах которых напрямую заинтересованы ЦРУ, АНБ, НАКИ и другие спецслужбы РС, подавшие заявки по соответствующим направлениям работ.

Намечены и другие направления реформирования национальной разведки, затрагивающие такие вопросы как: контроль со стороны законодательной и исполнительной ветвей власти, взаимодействие с правоохранительными органами, создание специального надзорного суда по делам о разведке, создание условий для беспрепятственного перемещения персонала как внутри, так и вне РС (например, в промышленности) по принципу ротации в интересах совершенствования профессиональных навыков и проведение на этой основе сокращения численности персонала, разработка новых стратегий сбора, получения и распределения данных (включая более тесные отношения между теми, кто добывает, и теми, кто потребляет разведывательные данные) с целью приближения разведывательной информации к потребностям заказчиков в промышленности и бизнесе, пересмотр там, где возможно, прежних длительное время существовавших ограничений в интересах обеспечения секретности для того, чтобы повысить полезность разведывательных данных (космическая съемка) для их потребителей, централизованная разработка стандартов и протоколов информационных систем и сетей, создание бюджетного механизма для модернизации информационных сетей и развития технологий, использование эффективных и надежных способов оперативного прикрытия зарубежного аппарата при проведении тайных операций, вербовка этнической агентуры и др.
Вместо заключения

Таким образом, стратегической целью реформирования РС США в самой ближайшей перспективе должен стать эффективный и безопасный обмен информацией в интересах предупреждения террористических актов, направленных против граждан и объектов критической инфраструктуры США, как внутри страны, так и за рубежом. Тем самым, реформа американской разведки должна вывести не только все государственные институты власти, но и общество в целом на качественно новый уровень знания информации об угрозах национальной и внутренней безопасности, совершив подлинно революционный прорыв от стратегии информационного превосходства (information superiority) 90-х годов прошлого столетия к стратегии превосходства в принятии решений (decision superiority) 21-го века.

Организационно-технической основой для ее осуществления должен стать синтез безопасных корпоративных информационных технологий и методов многомерного анализа данных, реализованных для виртуальных территориально-распределенных рабочих групп динамически создаваемых спецслужбами под задачи анализа текущей и прогнозирования будущей военно-политической, социально-экономической, общественно-криминогенной, экологической обстановки в мире.

Вот так прагматичная Америка отвечает на новые вызовы, делая ставку на информационные технологии - ключ к безопасности общества и процветанию экономики. И все же, приходится констатировать, что хотя знание - сила, но только кадры решают все. А по сему даже самые продвинутые технологии не смогут быстро принести ощутимые результаты до тех пор, пока люди не осознают их преимуществ и не будут иметь стимулов для их использования.

Уход с поста директора ЦРУ Джорджа Теннета "по личным мотивам" в предверии выборов президента США и назначение временно исполняющим обязанности директора его заместителя Джона МакЛафлина - аналитика до мозга костей - прямое тому подтверждение. Однако, выводы и рекомендации, сделанные Национальной Комисией по расследованию событий 11 сентября 2001 года, оказались еще более радикальными. Теперь слово за президентом Д.Бушем, который уже не может медлить в предверии своего переизбрания и возможных повторных атак "Аль-Каиды", оставляя оппонетам из демократической партии лишний повод для критики.

Кандидатура 65-летнего конгрессмена Портера Госса на пост директора ЦРУ, предложенная президентом Д.Бушем для утверждения Сенатом в разгар предвыборной кампании, свидетельствует о решимости республиканцев последовательно проводить реформу в разведке, расставляя своих людей на ключевых местах. Как известно, Портер Госс в своем послужном списке имеет не только 15 лет работы в ЦРУ, но и 7 лет - в качестве председателя Специальной комиссии Палаты представителей Конгресса по разведке. Кроме того, П.Госс принимал активное участие в работе Национальной Комиссии по раследованию событий 11 сентября 2001 года, выступая за опубликование многих секретных материалов спецслужб. Вместе с тем, будущий директор ЦРУ несет известную долю ответственности за провалы своих коллег, работу и бюджет которых он лично контролировал в Конгрессе, а это означает, что ему будет не просто отвечать на вопросы демократов в Сенате США.

Как ни странно, но Портер Госс фактически повторил заявление своего предшественника Д.Теннета о том, что на полноценное реформирование ЦРУ уйдет не менее 5 лет, а главной проблемой разведки являются кадры - профессионалы, уверенно владеющие иностранным языком, глубоко знающие историю, традици и обычаи страны пребывания, освоившие на практике методы работы с агентурой, имеющие аналитический склад ума, способные идти на импровизацию и риск. Таких специалистов тщательно подбирают, основательно готовят и хитроумно внедряют в заморских странах под надежным прикрытием многие годы. Это классическая аксиома оперативной работы всех спецслужб, проверенная столетиями практики, омытая кровью и потом, навеянная легендами3 В этих легендах правда и вымысел так тесно переплетены, что трудно понять, где заканчивается одно и начинается другое. и преданиями, за которыми стоят судьбы и жизни людей.

Республиканцы тоже не дремлют. В воскресенье 22 августа с.г. передседатель сенатской комиссии по разведке Пэт Робертс выступил по телевидению с еще более сенсационным предложением по реформе разведывательного сообщества. Сенатор предложил упразднить ЦРУ, АНБ и РУМО, как самостоятельные спецслужбы, передав их под начало Директора национальной разведки, предоставив ему право полностью распоряжаться всем бюджетом разведки США. Предложение разделить ЦРУ на три самостоятельных департамента (оперативный, аналитический и научно-исследовательский) вызвало резкую и негативную реакцию со стороны бывшего директора ЦРУ Д.Теннета. Характерно, что президент Д.Буш-младший отозвался об этом предложении весьма сдержано, пообещав учесть все возможные варианты реорганизации. Интересно, что и ФБР тоже достается "на орехи" от обеих партий, не смотря на тонкую игру нынешнего директора Роберта Мюллера в "реформирование" самой отсталой, и во многом виновной в трагедиии 11 сентября спецслужбы. При этом Р.Мюллер и Д.МакЛафлин солидарны в своей открытой оппозиции проведению реформ в ФБР и ЦРУ по сценарию Белого дома.

Спустя неделю, в воскреснье 29 августа с.г. накануне открытия предвыборного съезда Республиканской партии президент Д.Буш-младший в своем радиобращении к нации заявил о подписании трех новых указов, связанных с реогранизацией разведывательного сообщества США. В этих документах юридически закрепляются рекомендации Национальной Комиссии по расследованию событий 11 сентября 2001 года. В частности, создается Национальный антитеррористический центр, который будет находится в ведении директора Национальной разведки. До официального назначения на пост президентом и утверждения Конгрессом соответствующей кандидатуры Директора национальной разведки его обязанности будет исполнять директор ЦРУ2 За что боролись - на то и напоролись.... Кроме того, впервые в истории США (и в мировой практике) указом президента образован Совет по вопросам информационных систем (Information Systems Council), главной задачей которого является выявление и устранение существующих препятствий в эффективном обмене информацией об угрозах терроризма США, между спецслужбами, правоохранительными организациями и федеральными, а равно местными властными структурами.

Очевидно, республиканцы таким образом пытаются укрепить свои позиции перед решающей схваткой на выборах, где их главным козырем будет борьба с терроризмом, которую можно эффективно вести только с реформированной разведкой, адекватно отвечающей новым вызовам 21-го века.

И вот, свершилось - 7 сентября с.г. группа сенаторов, представляющих обе партии, внесла на утверждение в Конгресс законопроект (280 стр.) о реализации практически всех рекомендаций Национальной Комиссии по реорганизации спецслужб, укреплению безопасности границ и пассажирского транспорта, обмену информацией о терроризме, активизации дипломатии, биометрическим системам, гражданской обороне и контролю за соблюдением гражданских прав и свобод в США. Учреждение в аппарате директора Национальной разведки постов заместителей по внешней (ЦРУ), военной (РУМО) и внутренней (МВБ, ФБР) разведке, по замыслу законодателей, должно усилить персональную ответственность должностных лиц. Как известно, после 11 сентября 2001 года никто из руководителей спецслужб не был привлечен к ответственности за теперь уже всем очевидные провалы в своей работе. Этим же законопроектом предусматривается введение национального стандарта на свидетельство о рождении, водительские права и удостоверение личности. На разработку новой сети для обмена информацией о терроризме между спецслужбами предполагается выделить 50 млн.долл., а ее проектирование начнется не позднее, чем через 270 дней после принятия нового закона.

8 сентября с.г. президент Д.Буш-младший на встрече с представителями двух партий в Конгрессе США, под давлением критики со стороны своего оппонента на выборах - демократа Д.Керри, конкретизировал финансовые полномочия директора Национальной разведки. Президент внес предложение передать под контроль ДНР 2/3 бюджета спецслужб. При этом речь идет не о всем бюджете (40 млрд.долл), а только об одной из его составляющих, связанной с внешней разведкой (NFIP). При этом Пентагон должен сохранить контроль над всеми программами в области тактической разведки (TIARA), а так же космической (НКО) и радиоэлектронной (АНБ) стратегическими разведками: 200 млрд.долл. и 1000 жизней американцев - цена войны в Ираке.

13 сентября с.г. инициативная группа из 25 сотрудников и ветеранов спецслужб (ЦРУ, ФБР, РУМО и др.) обратилась с открытым письмом в Конгресс США, настаивая на привлечении к ответственности должностных лиц, действия или бездействие которых повлекло события 11 сентября 2001 года. Как утверждают авторы послания, их голос должен быть услышан законодателями для того, чтобы подобное больше никогда не повторилось. Такое поведение сотрудников спецслужб с одной стороны противоречит неписанному кодексу4 Знаешь - молчи, сказал - не пиши, написал - откажись. секретных агентов, а с другой - говорит об их высокой гражданской и нравственной позиции. Видимо, настала пора открыть правду об истинных причинах национальной трагедии США, если об этом заговорили бойцы невидимого фронта.

В среду 22 сентября с.г. американский Сенат подавляющим большинством голосов (77-эа, 17-против) утвердил кадидатуру П.Госса на пост директора ЦРУ. Второй раз в истории США директором ЦРУ (первым был экс-президент Д.Буш-старший) становится ведущий конгрессмен-республиканец и ветеран спецслужб. Назначение П.Госса символизирует новый этап в развитии американской разведки и лишает демократов еще одной возможности укрепить свои позиции перед решающей схваткой за Белый дом.